Главная       Дисклуб     Наверх

 

Неужто поколеблен гонор генералов Европы?

 

Нынешним летом Радмилу Шекеринскую назначили министром обороны Македонии. Эта новость в общем-то рутинная, если бы не два обстоятельства.  Во-первых, она стала десятой в Европе женщиной – министром обороны. Во-вторых, ее вступление в должность – дополнительное свидетельство, указывающее на будущее гражданско-военных отношений на континенте. А оно сводится к тому, что оборона и война – слишком серьезные вещи, чтобы доверять их мужчинам. То есть речь идет о некоем процессе.

И точно: месяцем раньше Радмилу Шекеринскую опередила 53-летняя француженка Сильви Гулар. Она – центрист с хорошим опытом работы в структурах Евросоюза. Точнее, она министр не обороны, а вооруженных сил Франции. Название военного ведомства изменено для того, чтобы подчеркнуть новые задачи, которые предусматривают развитие французской армии и еще большую ангажированность ее в Европе. Сильвия занимает одну из важнейших должностей во французском правительстве, половину которого, напомним, составляют женщины. Однако только ей доверен «силовой» портфель.

Женщины уже не одно десятилетие занимают министерские посты во многих странах Европы, беря под свою опеку так называемые «мягкие» ведомства – труда, образования, спорта, культуры. И пока шла холодная война, ни одна из женщин не допускалась на должность министра обороны (хотя в мире уже был прецедент: в 1960 году Сиримаво Бандаранаика на Цейлоне получила такой портфель).

В Европе дебютировала Финляндия в 1990 году. В нынешнем столетии на посты министров обороны назначили женщин в Норвегии, Швеции, других странах. На сегодняшний день в пяти ключевых странах Евросоюза министерства безопасности и обороны возглавили женщины. Более того, мужской бастион оказался в руках энтузиасток углубления интеграции: их сотрудничество координирует также женщина – Федерика Могерини, глава союзной внешней политики и безопасности. (В скобках следует заметить: «женская» тенденция налицо и в иных регионах – ЮАР, Кении, Никарагуа, Австралии, Японии, Бангладеш, Гвинее-Бисау. Всего женщины отвечают за безопасность уже более чем в 40 государствах. Однако им никогда не поручали исполнять эти функции в США, России, Китае.)

Как отмечают западные газеты, события на Украине и в Сирии поставили Европу перед призраком войны. Дональд Трамп декларирует поддержку НАТО, но требует большего финансового участия Европы в Североатлантическом союзе. Ни одна из пяти крупных стран ЕС, где министерствами обороны руководят женщины, не выделяет сейчас на цели безопасности 2 процента ВВП. Кроме того, выход Великобритании из ЕС и ее армии из союзных структур означает ослабление военного потенциала Европы. Вместе с тем появились и шансы дальнейшей оборонной интеграции, к слову, без блокирующих инициатив Лондона. В общем, всё указывает на то, что с создавшимся положением надо что-то делать.

Однако оборона, по мнению аналитиков, оказалась (благодаря, разумеется, женщинам) в сфере «мягкой» силы. Иными словами, министерства обороны превратились из ведомств войны в конторы мира, чья специализация – это миссии по стабилизации обстановки в дальних странах. Вдобавок ко всему выявились новые угрозы – цифровые атаки, гибридные войны, терроризм, виртуальная инфильтрация со стороны иностранных государств. В таком мире переговорные способности, умение строить отношения могут оказаться более эффективными, причем опять же благодаря именно женщинам. Есть мнение (конечно же, в Брюсселе), что политики должны действовать сейчас, как рассудительная женщина, то есть оберегать свою безопасность и действовать во имя ее вместе со всей европейской семьей.

Определены и своего рода маяки. Француженка Сильви Гулар не имеет военного опыта, но зато как ратует за интегрированную, сильную Европу. Она –  как реклама европейскости. Владеет четырьмя языками, с 2009 года работала в Европейском парламенте, вместе со своими соратниками пробовала организовать дискуссию о федерализации Евросоюза. В интервью подчеркивает, что мечтает о том, чтобы ее внуки жили в Соединенных Штатах Европы. Сегодня она третья после премьера и министра иностранных дел личность в правительстве Франции – государстве, которое вместе с Германией будет формировать ось европейского сообщества.

Ее партнер в Германии – Урсула фон дер Ляйен, министр обороны с 2013 года. Она одна из самых доверенных соратниц Ангелы Меркель. Была во всех ее правительствах, начиная с 2005 года. Родилась в Брюсселе (ее отец работал сотрудником Еврокомиссии), училась во многих странах, сначала осваивала экономику, потом – медицину. В 1990 году вступила в Союз христианских демократов и начала политическую карьеру.

Первым ведомством, которое доверила ей Ангела Меркель, было министерство труда и социальной политики. Завоевала там славу «совести ХДС». Форсировала увеличение числа детских садов (сама имеет семеро детей)  и введение единой минимальной оплаты труда. В бундесвере она тоже совесть. Организует службу так, чтобы у военнослужащих были продленные отцовские отпуска, а также свободные дни во время школьных каникул. Недавно уволила начальника управления образования 63-летнего генерала Вальтера Шпиндлера, который недостаточно тщательно проводил следствие о брутальности в отношении рекрутов. Непосредственным поводом отставки было игнорирование жалоб женщин военной базы, где их вынуждали раздеваться и танцевать на трубе. Женщин ощупывали, фотографировали, оскорбляли, а делали это военнослужащие чином старше. Кроме того, в казармах нашли нацистскую символику. «Бундесвер, – заявила Урсула, – должен ясно сказать, что он не будет продолжать традиции вермахта».

Как и французская коллега, Урсула сторонник федерализации Европы, а также создания общей европейской армии. Ее личная цель не менее амбициозная – стать наследницей Ангелы Меркель.

Ее первой из европейских министров обороны приняли в Пентагоне. После переговоров она пояснила, что американские ожидания более весомого финансового вклада Германии в НАТО обоснованные и честные. Вернувшись на родину, представила план реорганизации занятости в армии. Правительство по ее предложению решилось на модернизацию военно-морского флота, увеличение числа подлодок и пр. В мае прошлого года Урсула, используя выделенные 130 миллиардов евро, начала закупать новое снаряжение, увеличивать – впервые после окончания холодной войны – личный состав бундесвера.

«Равнодушие – не стратегия Германии», – любит повторять она. Несмотря на критику, согласилась оставить в Афганистане часть немецкого контингента, поддержала формирование военной миссии в Мали, а также присутствие бундесвера на авиабазе в Турции. Однако отказалась отправлять оружие на Украину, заявив, что это могло бы стать поводом для совершения Москвой открытой интервенции.

Интересными личностями являются также министры обороны Голландии, Италии, других стран. К ним недавно добавилась испанка Мария Долорес де Коспедаль. У нее богатый политический опыт, работала в министерствах транспорта, инфраструктуры, труда. Является вторым лицом в Народной партии. Расти ей помогала не только собственная компетенция, но и симпатии предшественницы, Карме Чакон. Карме была на седьмом месяце беременности, когда премьер Сапатеро пригласил ее в 2008 году в правительство, состоящее из большинства женщин. А через несколько дней она, на седьмом месяце беременности, уже маршировала вдоль испанских подразделений в Афганистане. Через шесть недель после рождения сына вернулась на службу и уволила группу старших офицеров, которые сомневались в ее компетенции. Ее критиковали, но больше всего выражали признание. К сожалению весной нынешнего года ее не стало: подвело сердце. Карме Чакон было 46 лет.

Любопытно, что носителями идеи назначить министрами обороны женщин (кроме немки) были мужчины. Американских экспертов не удивил этот факт. Женщины по натуре менее агрессивны, их труднее спровоцировать, обмануть очередными военными гаджетами, им не импонируют большие пушки. В общем, выходит, что трудно представить женщину, например, во главе гонки вооружений. Армия для них имеет прежде всего утилитарную функцию, не является продолжением ego или полем проявления собственных амбиций.

Однако отсутствие агрессии не означает вовсе пацифизм или ассертивность, что хорошо видно в контактах с генералами. В случае министров обороны – мужчин в игру входили многократно амбициозные факторы, плохо понимаемый гонор. Когда во главе министерства обороны женщина, генералы ведут себя очень мирно, компромиссно, благодаря чему обе стороны начинают действовать в рамках намеченных заданий, планов, без не нужных «фейерверков».

В Европе замечена и другая, в общем-то странноватая, ситуация. Во главе правительства Великобритании – Тереза Мэй. Официально замужем, но у пары нет детей. Канцлер Германии Ангела Меркель замужем второй раз, но детей тоже нет. Премьер Франции Эммануэль Макрон женат на своей учительнице, которая старше его на 24 года. Общих детей у них нет. Премьер Италии Паоло Джентилони тоже женат, но у супругов нет детей. 50-летний премьер Нидерландов Марк Рютте холост, и, как говорят, женщины его не интересуют. Премьер Люксембурга Ксавье Беттель – открытый гомосексуалист. Он не скрывает свою сексуальную ориентацию, стал первым лидером, вступившим в однополый брак.

Восточная Европа не отстает от Западной. 61-летний президент Литвы Даля Грибаускайте тоже без детей, она никогда не была замужем. Фактический руководитель Польши Ярослав Качиньский никогда не женился. Иногда можно услышать: что-то неладно у лидеров Европы с продолжением рода. Но по большому счету эта тема не обсуждается в Европе. Моден, так сказать, другой тренд. Думается, зря, ибо личным (как это часто случается в жизни) делом тут сложно отделаться. На кону страна, жизнь миллионов людей.

Слава богу, Россию эта специфика не касается. Хотя проблема имеется. Суть ее проста – мало у нас женщин во власти. В Госдуме их только 15 процентов. Для сравнения: в Исландии – 48 процентов, в Швеции – 42, в Испании – 39, в Германии – 37 процентов. Что поделаешь, мужики у нас гораздо более активные, ловкие. Всюду теснят слабый пол. А это значит, что нужна поддержка государства, принятие таких мер, как, например, квоты. Проблема, как видим, решаема, но подвижек пока мало.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник