Главная       Дисклуб     Наверх

 

«Моцарт Елисейского дворца»

Штрихи к портрету Эммануэля Макрона

 

Любопытное наблюдение: выборы, особенно президентские, принадлежат к особенному типу событий. Их итог, грех таить нечего, известен с первой минуты, но необычайная разнородность участников (политологов, комментаторов, толпы исступленных либо разочарованных сторонников в штабах своих партий, да и сами политики, их заранее продуманные, а зачастую импровизированные заявления) создает такое впечатление, что невольно думаешь: вот она – историческая минута, свидетелем которой ты являешься.

Такой минутой для французов было 7 мая, когда они выбрали себе президента. Им стал Эммануэль Макрон. Он одержал победу в ходе второго тура голосования, соперничая с Марин Ле Пен.

Напомним, Марин окрепла и ворвалась в главное политическое течение страны благодаря поддержке периферии, где проживает около 40 процентов всего электората. Как считают эксперты, голос периферии будет звучать в парламенте очень сильно. А какой тыл сформирует к парламентским выборам, которые пройдут в июне, Макрон, без чего, кстати, невозможно представить, какой будет в действительности политическая программа?

В ноябре прошлого года, когда Макрон основал объединение «En Marche!» («Вперед!») и решил участвовать в президентских выборах, политологи и наблюдатели не скрывали свою заинтересованность, подшитую, впрочем, скептицизмом. Серьезно задумывались, сможет ли 39-летний бывший министр экономики стать обновителем политической сцены. Чаще всего высказывалось мнение, что независимый кандидат Макрон будет раздавлен двумя мощными блоками – республиканской партией и левыми, объединенными вокруг правящих социалистов. Некоторые наблюдатели сомневались, сможет ли он перековать заинтересованность средств массовой информации в настоящую общественную поддержку. Были и те, кто вовсе полагал, что у Макрона, несмотря на его энергию, амбиции и некую таинственность, будут трудности со сбором достаточного количества голосов, необходимых для регистрации своей кандидатуры.

Однако, когда избирательная кампания вошла в ключевую фазу, прежний аутсайдер неожиданно стал одним из фаворитов президентской гонки. О нем начали говорить как о тертом политике, взвешенном кандидате-центристе, способном перетащить умеренных избирателей обеих партий. Обратили внимание и на то, что Макрон как центрист удивительно часто говорит о переменах. Эммануэль не нарушил традицию, когда все политики, стартующие в президентских выборах, издают книжки, посвященные личности кандидата, его видению мира, а также избирательным программам. «Революция» – так Макрон озаглавил свою книгу. В ней он обвинил как правых, так и левых в том, что последние 39 лет они не могут исправно править, что у них нет интересных помыслов. В пример поставил движение «En marche!», которое предлагает французам третий путь, в стиле Тони Блэра и Билла Клинтона. Макрон заявляет, что он также сторонник либеральных общественных перемен, а во внешнеполитических вопросах – евроэнтузиаст, который стремится углублять интеграцию в зоне евро. Его ключевые слова – прогресс и экономическое развитие, которые можно и должно обеспечить, разумно двигаясь в современном, глобализированном мире.

Макрон – протеже президента Франсуа Олланда, который предложил ему важнейший пост в правительстве. Первый вопрос (и условие) Макрона: «Можно мне реформировать?» 

Пакет либеральных экономических мер, разработанных министром экономики Макроном «Закон Макрона»), премьер Мануэль Вальс поспешил представить как средство, которое должно оживить французскую экономику. Однако «Закон Макрона» пока разочаровывает, ибо являет собой набор незначительных подвижек в 106 статьях – увеличение числа рабочих воскресений для торговли с 5 до 12, либерализация рынка автотранспортных перевозок, расширение возможностей доступа к юридическим профессиям и т.д. Этот закон не нашел должной поддержки в парламенте.

Снова встала проблема: как перейти от закона к реальным реформам? Вообще-то во Франции этого еще никто не придумал. В итоге – 495 поправок в комиссиях, 599 – на пленарных заседаниях. Правительство не выдержало и решило воспользоваться так называемой конституционной гильотиной: связало закон с вотумом недоверия кабинету министров. Закон был принят без дальнейших дебатов и направлен в сенат. Макрон выиграл первый раунд.

Тот, кто родился в зажиточной семье, должен по определению симпатизировать буржуазным правым. Макрон – сын профессора медицины. Эммануэль, однако, больше вспоминает свою бабушку, родители которой не умели ни читать, ни писать. Не скрывает, что ему ближе левые взгляды. Необычным был, если иметь в виду французскую элиту, и карьерный путь. Окончил престижный парижский лицей, после получения в университете диплома философа был ассистентом знаменитого французского философа Поля Рикёра, участвуя в написании и издании фундаментально труда «Память, история, забвение». Однако не стоит считать, что Эммануэль какая-то «книжная моль». Десять лет учился играть на фортепиано, завоевал третью дипломную награду в консерватории. Занимался кикбоксингом. Вскоре поступил на учебу во Французскую школу администрации, которую окончили многие премьеры и министры. Из-за каких-то неурядиц набор, в котором был Макрон, не получил дипломы, иначе он был бы первым.

Окружение Макрона признает, что он легко превосходит других, являясь чрезвычайно быстрым в ассоциации фактов и острым в анализах. Любит повторять: «Если люди сразу же соглашаются со мной, то чувствую, что я не прав». После административной школы вступает в корпус финансовых инспекторов, готовых выполнять любые административные задания. Бывший президент Николя Саркози ввел его в состав специальной комиссии, которая должна заниматься снятием преград, мешающих развитию страны, а именно предпринимательству и экономической либерализации. Франция, пожалуй, одна из стран в мире, которая имеет две троцкистские партии. Это своего рода какой-то музей. Комиссия подготовила отредактированный Макроном доклад, предлагающий реформы во всех сферах жизни страны. В 2007 году социалисты проигрывают схватку за президентское кресло, и Макрон меняет свои политические взгляды и начинает блистательную бизнес-карьеру. В банке Ротшильда за неполные четыре года он становится одним из менеджеров и совершает крупнейшую транзакцию. Оцениваемая в 9 миллиардов евро, она приносит Макрону прибыль несколько миллионов. После этого Олланд предлагает ему должность министра экономики. Миллионы, заработанные у Ротшильда, не были чем-то необычным. До этого он удачно женился на Бриджит Троньё из зажиточной семьи.

Со своей будущей супругой Макрон познакомился, когда учился в лицее, где Бриджит преподавала. Она на 24 года старше него, очаровала Эммануэля любовью к литературе, и он стал проявлять недюжинные способности в написании стихов. Учительница, не стесняясь, громко читала перед классом посвященные ей стихи. Родители Макрона не одобряли его увлечение, но он в возрасте 17 лет обещал своей возлюбленной, что когда-нибудь женится на ней. Это обещание он выполнил в 2007 году. Жена Макрона имеет от предыдущего брака троих детей в возрасте почти таком же, как ее муж. Однако их считают образцовыми супругами: Эммануэль часто проводит уикенды с женой и ее внуками.

После банка Ротшильда Макрон перебрался в Елисейский дворец на должность заместителя генерального секретаря президентской канцелярии. Первым его шагом было убедить президента Олланда отменить подоходный налог в 75 процентов от доходов в один миллион евро и выше, ибо такой налог превращает Францию в «Кубу без палящего солнца». Безработица, которую Олланд обещал снизить, всё же росла. И Макрон уговорил президента покончить со старым социализмом и помог разработать так называемый пакт об ответственности. Согласно ему, многие предприниматели в переговорах с правительством могут добиваться аж 40 миллиардов евро налоговых льгот, но при условии, что они будут нанимать новых работников. О Макроне начали говорить как о «Моцарте Елисейского дворца».

Однако закон Макрона, направленный в парламент, решает не многое. Франция постоянно ищет рецепт экономического роста и снижения безработицы. Продолжаются споры: надлежит ли сперва лечить больного (то есть реформировать страну), чтобы потом заняться ростом, или, наоборот, сначала стимулировать рост, а лишь потом реформировать; создавать ли места работы, даже за счет бюджетного дефицита, или уравновесить бюджет, хотя это только углубит социальные трудности.

В этом споре часто фигурирует «диктат Брюсселя», который требует от Франции снизить бюджетный дефицит, как это делает, например, Германия. «Закон Макрона» должен быть доказательством Брюсселю, что Париж взялся за структурные реформы. И Европейская комиссия это приняла и определила двухлетний срок для снижения французского бюджетного дефицита ниже 3 процентов ВВП. Вроде бы всё хорошо, но снова грозит дискуссия о суверенности, во время которой, конечно же, будут требования смены политических элит. Большая часть левых избирателей голосует за Национальный фронт Марин Ле Пен не потому, что признает ее идеологию правильной, а потому, что хотят отстранить от власти даже своих политиков, от которых, похоже, все устали. Иными словами, нужна свежая кровь. И кто знает, быть может, в этой ситуации пригодится «Моцарт Елисейского дворца» – Эммануэль Макрон.

Запад благоприятно относится к Макрону. У многих комментариев облегченный вздох – конец Европы откладывается, появляются шансы выхода из европейского кризиса. Правда, не всем это нравится. Внешняя и внутренняя политика Польши Ярослава Качиньского и Венгрии Виктора Орбана предполагала ослабление и дезинтеграцию Европейского союза. Но с избранием евроэнтузиаста Макрона эти планы окажутся, скорее всего, тщетными.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник