Главная       Дисклуб     Наверх  

 

     

Выборы в ВеЛИКОБритании состоялись.

СРЕДИ всех российских изданий

«ЭФГ» дала наиболее точный прогноз

Стали известны предварительные официальные итоги выборов в британский парламент.

Консерваторы одержали формальную победу, получив 318 кресел в 650-местном парламенте, однако потеряли по сравнению с предыдущей ситуацией 12 кресел и, таким образом, утратили большинство (предварительные данные на 9.00 мск, остаётся нераспределенным еще 1 мандат). Извечные соперники консерваторов лейбористы прибавили, получив на 29 мандатов больше, и всего у них вместе с единственной прошедшей в парламент представительницей "зеленых" будет теперь 262 места.

Как сообщает "Daily Mirror", чуть прибавили либеральные демократы, получающие 12 кресел. Шотландские националисты не смогли повторить успех выборов 2015 года, когда они получили 56 кресел, и в нынешнем составе у них будет всего 35 мест. Североирландские юнионисты (локальные североирландские партии, выступающие за сохранение Ольстера в составе Великобритании), сохранили свои 10 кресел, их соперники, партия Шинн Фейн, выступающая за выход Ольстера (Северной Ирландии) из Великобритании и объединение с остальной Ирландией, получает 7 кресел вместо прежних 4. 4 места получила валлийская партия Plaid Cymru, выступающая за выход Уэльса из Великобритании и за то, чтобы независимый Уэльс оставался в Евросоюзе. Еще 1 место у преставителя мелкой партии, 1 остается пока нераспределенным. Потеряла своего единственного парламентария евроскептическая партия UKIP, бывшая главным идейным вдохновителем Brexit.

Таким образом, консерваторы не смогут создать однопартийное правительство и им придется искать партнеров для коалиционного правительства. Однако, учитывая, что лейбористы на коалицию с консерваторами не пойдут ни при каких условиях, а либералы, «шотландцы», «ирландцы» и «валлийцы» категорически против Brexit, работоспособную правящую коалицию, которая сможет проводить свои решения в жизнь, создать будет очень непросто. Даже с учетом голосов североирландских юнионистов, позиция которых по Brexit весьма неоднозначна, простое большинство не получается или получается едва-едва

Три основные оппозиционные партии набрали вместе 309 голосов, и нет сомнений, что по определенным вопросам они будут союзничать.

Всё это делает перспективы правительства Терезы Мэй, которая затеяла внеочередные выборы в надежде упрочить позиции своей партии, весьма туманными. Ситуация "подвешенного парламента" (когда ни одна из партий не набирает простого большинства) в Великобритании имела место дважды за последние 50 лет: в 1974 и 2000 годах.

Ну а «ЭФГ» может поздравить себя с наиболее точным прогнозом из всех российских изданий.

В заметке «Великобритания: готовимся к сюрпризам?» (см. ниже) от 6 июня (то есть за два до выборов, обе заметки за соответствующими датами размещены в европейской ленте событий "ЭФГ") результаты выборов в Великобритании  были предсказаны с достаточно высокой степенью точности. Направления динамики результатов всех основных политических партий (за исключением партии шотландских националистов) были указаны абсолютно верно, а  прогнозные цифровые значения ("вилки") для результатов  двух основных партий были оказались очень близко к реальным.

 

* * *

Великобритания: готовимся к сюрпризам?

Чуть больше суток осталось до внеочередных парламентских выборов в Великобритании (они были назначены вновь избранным премьер-министром Терезой Мэй  на 8 июня 2017 года в связи с непростой внутриполитической ситуацией, возникшей в Великобритании после референдума о выходе страны из ЕС, состоявшегося в июне 2016 года ), подготовка к которым проходит в удивительной для этого события тишине. Британские СМИ уделяют  основное внимание недавним терактам , а предвыборные баталии отходят на непривычный второй план.  Удивительно, но достаточно мало внимания уделяют этой теме европейские   и российские СМИ, которые обычно достаточно трепетно относятся к значимым событиям в Британской империи.

Считается, что исход этих выборов предопределён, и победа консерваторов неизбежна. Однако, во-первых, так ли это?  И, во-вторых, даже если это так, то победа победе  - рознь.  В настоящее время консерваторы во главе с премьер-министром Т. Мэй занимают 331 кресло в 650 местном британском парламенте, их основные конкуренты, лейбористы - 232 места, шотландские националисты  - 56 мест и либеральные демократы - 8  мест.

И лично у меня имеются весьма большие сомнения по поводу того, что консерваторам удастся не только увеличить, но даже просто сохранить свое нынешнее представительство.

 Причина проста. Британский избиратель (особенно та молчаливая и очень замкнутая  часть электората, которая  достаточно редко ходит на выборы) вряд ли уже простила тори за ту политическую неразбериху, которую они устроили во время референдума и ту непоследовательную позицию, которую заняла партия по поводу Brexits.

 В самом деле экс-лидер партии, победившей на выборах 2015 года Д. Кэмерон (прошлые, очередные выборы в парламент, состоялись в 2015 году, примерно за год до  референдума), непоследовательно, но все же выступал против Brexit’. И нашел в себе достаточно политической порядочности и мужества, чтобы уйти в отставку. Ибо как оказалось британцы пожелали выйти из ЕС, а это противоречило взглядам самого Кэмерона. О’k!

 Однако Кэмерон не был политиком-одиночкой, а возглавлял правящую партию, которая вроде бы в этой связи также не может и не должна рассматриваться в качестве евроскептической. Никаких антиевропейских поползновений  не выказывала и Т. Мэй  - нынешний премьер-министр Великобритании.  И теперь, когда та же партия, выигравшая выборы 2015 года под евролозунгами, вопреки своим предреферендуумным заявлениям начинает с чопорными лицами джентльменов и леди, не разу в жизни не отступившихся от принципов, руководить выводом британского дредноута из еврогавани, впечатление, складывается,  прямо скажем, не блестящее.

Единственное, что может спасти тори – это столь же невнятная и противоречивая  позиция лейбористов по поводу сохранения членства страны в ЕС. Но лейбористы во время референдума находились в оппозиции. А это предполагает намного меньшую ответственность для партии и, соответственно, меньшую степень разочарования ее электората.

Поэтому если консерваторы получат около 300-320 голосов, а их основные соперники лейбористы  - от 240 до 260, я вовсе не удивлюсь. Формально это победа, а вот на практике сформировать работоспособную правящую коалицию, обладающую  хотя бы простым большинством в несколько мандатов, будет весьма непросто.

Дело в том, что  рассмотренное  выше обстоятельство   может значительно увеличить количество голосов,  поданных,  во-первых, за либерал-демократов (до 40-50 голосов  и более), которые являются единственными отчетливыми и стойкими еврофилами из общебританских партий,  а во-вторых,  за шотландских националистов, которые   являются ярыми противниками выхода Великобритании из ЕС  на территории Шотландии. Шотландская проблема будет одной из ключевых на выборах, потому что парламент Шотландии (обладающей достаточно высокой степенью свободы внутри Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии – таково полное официальное название страны) уже  высказался за проведение еще одного референдума по поводу отделения Шотландии от Великобритании, в связи с тем , что  большинство шотландцев не желает выходить из ЕС. Подобная угроза существует и на территории Ольстера (Северной Ирландии), но в Белфасте она пока выражена не так отчетливо как в Глазго.

 Сложите голоса лейбористов и либералов, к тому же воодушевленных победой своего единомышленника Макрона по ту сторону the English Channel, прибавьте непредсказуемое в этой ситуации поведение шотландских националистов и вы поймете, что о полной предопределенности надвигающиеся выборов говорить вовсе  не приходится.

  В развитых демократиях в отличие от демократий, еще только начинающих  путь свободы, и особенно от псевдодемократий, на выбор избирателей могут оказывать довольно сильное воздействие тонкие и казалось бы едва уловимые феномены: умение признавать свои ошибки и уходить в отставку, уважение к своему собственному ранее высказанному мнению, умению красиво проигрывать или напротив, попытки некрасиво, так сказать, не стильно цепляться за власть и т.п.

 Посмотрим, как  сработает и сработает ли вообще ли «тонкая» настройка британской демократии на досрочных выборах 2017 года.

 

Семен Яковлевич РОНСКИЙ