Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Что сегодня пугает бизнес сильнее всего?

Business FM провела соответствующий опрос.

 

 Никаких неожиданностей, только вечная неопределенность, заявил председатель совета директоров Группы компаний «Обухов», одного из крупнейших официальных дилеров автоконцерна Volvo в России, Дмитрий Амелин.

Дмитрий Амелин, председатель совета директоров Группы компаний «Обухов»:

«Сюрприза нет, а кто говорит, что не так, просто лукавит, потому что всегда говорили, что бюджет у нас на 65 посчитан. Вопрос – насколько дальше будет падать нефть? А то, что она должна была падать, и, как следствие, рубль тоже, про это говорили, когда с Ираном начала намечаться тема потепления и отмены санкций. Неопределенность, конечно, тревожит всех здравомыслящих людей, потому что мы продаем товар, который приходит из-за рубежа, здесь есть прямая связь. Но давайте тоже не будем лукавить и поймем, что в этом случае все начинают сразу ситуацию использовать себе в пользу: говорить своим клиентам, что сегодня у вас еще есть шанс купить по старым ценам. Но большие компании так быстро прайсы менять не могут, и наша компания одна из таких. Поэтому, звоня людям и предлагая автомобили Volvo со склада в Москве по цене, которая сегодня, если пересчитать по курсу, отличается на полмиллиона. Конечно, это стимулирует продажи, и у нас с этим всё хорошо пока. Никакой паники, никаких особых нервозных ситуаций нет, есть неопределенность. У нас кто-то с 90-х годов уже расслабился и пожил в определенности? Иммунитет уже. Если завтра наступит определенность, то послезавтра – пенсия и тоска зеленая».

 

Всё ожидаемо, неприятно, но апокалипсиса не будет, говорит ресторатор Андрей Деллос. Большинство людей предполагали, что падение рубля будет весьма существенным.

Андрей Деллос, ресторатор:

«Другое дело, насколько это продолжится. Сейчас приходится затягивать пояса. Думаю, это делают все – в коллективе всегда не так трагично, как в одиночку. Взяли курс на капиталистический рынок, вот давайте теперь, получайте, отказались от централизма, значит, бывают взлеты, бывают падения. Я надеюсь, что где-то еще полгода это всё продержится, затем начнется какое-то медленное выруливание. Еще раз подчеркиваю, что это всего лишь надежды. Думаю, все те прогнозы, которые делаются сейчас, писаны вилами по воде. Конечно, страшно, но я не думаю, что это приведет к каким-то реально апокалиптическим делам – страна богатая, потенциал ее огромен. Но очистительная роль кризиса, который выметает всю болезненную часть, это звучит жутко всё равно, потому что это люди, это их судьбы. Но, тем не менее, рано или поздно, всё равно это приводит к какому-то ренессансу. Я думаю, только о нем мы прежде всего и должны думать, и как до него дотянуть».

 

Николай Остарков, вице-президент «Деловой России»:

«Легкая девальвация выгодна, но скачкообразная ситуация, ситуация, которая приводит к нестабильности и которая разрушает кредитный процесс, она, конечно, вредит бизнесу. То, что работает на нашем российском сырье, наверное, нефтехимия и всё, что связано с продовольствием, везде, где нет импортной составляющей в комплектующих, где нет импортной составляющей в технологиях, сырье, то находится в выигрыше. Всё остальное будет проигрывать».

Иногда складывается ощущение, что за ценой на нефть в России следят все. Даже мамочки на детской площадке знают, почем баррель. А его что-то лихорадит. Остается надеяться, что бизнес приспособится к новым реалиям.

 

 Никаких сюрпризов нет, пока власть не участвует ни в чем, будем работать больше, а получать меньше, комментирует ситуацию президент ЗАО «Новое Содружество» и ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин.

Константин Бабкин, президент ЗАО «Новое Содружество» и ассоциации «Росагромаш»:

«Чем дешевле рубль, тем это лучше для российских производителей. В России производить всё равно надо. При этом правительство ничего не делает для того, чтобы в России было выгодно производить. Поэтому сама природа корректирует ситуацию, и за счет удешевления рубля делает страну более дешевой, бедной, но при этом появляются стимулы работать. Я себе так это объясняю. Пока будет продолжаться политика, не ориентированная на развитие производства, страна будет дешеветь, рубль будет дешеветь. Да, есть увеличение доли российской сельхозтехники на рынке, есть даже рост экспорта после прошлогодней девальвации, но повышения рентабельности нет, потому что увеличение объема или потенциальная рентабельность идет на покрытие уплаты процентов банкирам, на повышение более дорогих ресурсов. Будем жить бедно, работать столько же, получать будем меньше, пока не поменяется политика правительства».

 

ИсточникBusiness FM