Главная       Дисклуб    Наверх

 

        

Прощай, Европа…

Великое переселение – 2 как общение народов

 

События конца 2015 и начала 2016 годов в Европе формируют начало нового витка обострения социальной напряженности на территории Евросоюза. При этом наблюдается спонтанный рост националистических настроений, который сопровождается потерей национального суверенитета и контроля отдельных стран за своими границами. Под угрозой распада оказалось и Шенгенское соглашение о свободном перемещении внутри ЕС. При этом многие задаются неизбежным вопросом о самом будущем облике Европы.

В данной статье автор пытается дать свой ответ на эти вопросы, опираясь на современную фундаментальную пятитомную метатеорию исторически восходящего развития общества А.С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)».

 

Общественные отношения в обществе, а шире – в социуме, человечестве, отнюдь не ограничиваются только экономическими отношениями. Сегодня ситуация иная, чем полтора века назад, и уже не только «экономическое движение» определяет тип общества, и не только оно одно является «единственно определяющим моментом» (Ф. Энгельс). В восходящем развитии мир вышел за рамки не только экономической теории «Капитал» и «Политической экономии», описывающих историческое движение общества, но и за рамки одного отдельно взятого общества. Однако основная задача осталась прежней – открытие и развитие законов движения общества как «естественно-исторического процесса».

На смену этим учениям, сковывающим и ограничивающим современное миропонимание, возникло, развивается и укрепляется современное фундаментальное планетарное теоретическое полилогическое мировоззрение – метатеория полилогия.

Метатеория А.С. Шушарина «Полилогия современного мира…», генерализируя, включая в себя как составную часть «Капитал», опирается не только на «товар» как «элементарную форму богатства» и как вещь и «внешний предмет» (средства производства), но и на множество базовых типологических объектов, образующих элементную базу, структуру и процессы действительной жизни общества. Это следующие типологии базовых объектов: человек, общая жизнь, работник, пространство производства и жизни, средства производства (вещь, товар), технологии (функции, работа), информация, общественное познание и др.

Каждой из типологий базовых объектов соответствует свой «механизм взаимодействия агентов производства», а именно: биологическое общение, общение (телесно-духовное), трудообмен, соседство, товарообмен (рынок), соисполнение, соинформирование, логическое соответствие и др. Соответственно этому имеются и свои базовые категории «материально-знаковые отношений»: «свой-чужой», фамилия (имя), дипломы, прописка, деньги, документы (статусы), торренты, исследовательский статус и др.

Однако приведенная полилогия процессов действительной жизни всего лишь отражает внутреннее развитие отдельно взятого общества, его эндогенную логику восходящего развития по сложности, которая в историческом движении последовательно проявляется в ряде социально-воспроизводственных градаций (устар. – формаций): переломная первобытность, первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм, информационное общество, общество знания и др.

В теории каждая из перечисленных градаций есть композиция всех известных так называемых чистых эндогенных форм (ЧЭФ) воспроизводственных процессов по производству каждого из вышеперечисленных базовых объектов. Различие и восхождение по сложности этих исторических градаций обусловлено типом доминирующей в градации ЧЭФ, то есть обусловлено типологией доминирующего базового объекта как главной ценности и основным типом богатства этой градации. Важным моментом эндогенной логики метатеории полилогия является то, что в каждом типе отдельно взятого общества доминирует лишь одна из типологий ЧЭФ, которая и «дает название» соответствующей градации.

 

1.     Общение как механизм взаимодействия людей

Выделенные выше курсивом понятия и категории тесно связаны с анонсированной темой «общение». Агентом производства и воспроизводства действительной жизни в эндогенной логике полилогии и воспроизводственных процессов ЧЭФ является человек. Механизмом взаимодействия людей в самых глубоких и жизненно основополагающих ЧЭФ-слоях действительной жизни является социально-биологическое общение в онтогенезе человека (ЧЭФ «переломная первобытность») и телесно-духовное общение (ЧЭФ «первобытная»), которое, в частности, реализуется с помощью межличностного и межгруппового вербального и невербального (мимика, жесты, поза, интонация и др.) взаимодействия.

Общение – это сложный многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми. Известны три различных вида процесса общения: коммуникация (обмен информацией), интеракция (обмен действиями) и социальная перцепция (восприятие и понимание партнера). Вне общения невозможна человеческая деятельность.

Основные формы коммуникационного действия: фронтальная коммуникация, диалог и опосредованная коммуникация. Единица общения между людьми или коммуникативный факт – это трансакция. В соответствии c направлением трансакций различают три вида коммуникаций:

1. Фронтальная коммуникация – трансакции идут в одном направлении, от говорящего ко многим слушающим.

2. Диалог – трансакции идут в обоих направлениях между двумя собеседниками.

3. Опосредованная коммуникация – трансакции идут в обоих направлениях через информацию, зафиксированную, например, через текст, звуко- или видеозапись, рисунок и схему или в каком-либо ином виде.

Интеракция – взаимодействие людей в процессе общения, организация совместной деятельности, в том числе согласование совместных планов, построение единой стратегии, а также анализ и оценка результатов деятельностного ее участников.

В ходе общения происходит не только обмен информацией, но и организуется "обмен действиями", обмен опытом, знаниями и идеями. Партнеры достигают взаимопонимания и реализуют попытки по развитию и организации совместной деятельности. Взаимодействие людей разнообразно. Однако заслуживают внимания и сами попытки упорядочить многообразные типы взаимодействия, создать целостную картину, моделирующую богатство общения.

Очевидно следующее дихотомическое деление: кооперация и конкуренция, согласие и конфликт, приспособление и оппозиция.

 Так, если при взаимодействии один из агентов общественного воспроизводства ориентируется только на свои цели без учета целей своих партнеров, то он вступает в противодействие или конкуренцию.

Компромисс агентов производства реализуется в частном, точнее, в частичном достижении целей партнеров ради некого «условного» равенства.

Сотрудничество во взаимодействии агентов производства направлено уже на полное удовлетворение участниками взаимодействия своих потребностей. Это, например, всем известная кооперация.

Уступчивость предполагает принесение в жертву собственных целей для достижения целей партнера (альтруизм).

 Избегание проявляется в уходе агентов от контакта, «потере собственных целей для исключения выигрыша другого (индивидуализм)».

 В целом наблюдаемые в действительной жизни образцы взаимодействия людей можно представить, например, следующей двухкоординатной системой Р. Бейлза (см. рис. 1).

 

 

Рис. 1. Основные стратегии поведения в процессе взаимодействия

 

Наконец, третий вида процесса общения – перцепция.

Перцепция – это смысловой психический процесс восприятия агентом (субъектом) своего партнера по взаимодействию. Основой этого восприятия является формирование образа партнера-агента, рефлексия отношения к нему, а также понимание его как оппонента. В общем под перцепцией понимается особое человеческое восприятие, в том числе и самопознание на основе перцептивного механизма идентификации и рефлексии.

 Особенностью психических процессов в целостной структуре психики является то, что они наиболее кратковременные, быстропротекающие, являются текущим откликом на происходящее. Виды психологических процессов: познавательные, эмоциональные и волевые. В свою очередь, познавательные процессы – это ощущение, воображение, внимание, восприятие, память, мышление, речь, представление, чувствительность; эмоциональные процессы – эмоции, чувства, аффекты, стрессы; волевые процессы – борьба мотивов, принятие решения, постановка цели.

Психика – это «системное свойство высокоорганизованной материи, проявляющееся через активное отражение субъектом объективного мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности». Психика животных содержит полный комплекс субъективно переживаемых процессов и состояний: восприятие, память, мышление, намерения, сны и т.п. Психика появляется на определенной стадии биологической эволюции. Человеку присуща высшая форма психики – сознание.

В эволюции форм психики три стадии: элементарная сенсорная психика; перцептивная психика; стадия интеллекта. На стадии элементарной сенсорной психики животные способны отражать лишь отдельные свойства внешних воздействий. На стадии перцептивной психики живые существа отражают внешний мир уже в форме не отдельных ощущений, а целостных образов вещей. Принципиальное качественное отличие мышления человека, его интеллекта от интеллекта животных есть способность к абстрактному понятийному мышлению и пониманию коренных причинно-следственных связей.

 

2.     Начальное общение как институт воспитания

Возвращаясь к категориям полилогии, следует отметить следующее.

Известно, что зачастую люди не могут даже понять друг друга и тем более наладить контакт (общение) друг с другом. При этом, в частности, коммуникация может не возникать между людьми из-за того, что человек не прошел через «внутренние фильтры» собеседника. Эти фильтры у каждого человека позволяют ему определить, где «свой», а где «чужой». Для того чтобы коммуникация, а в целом и общение у агента производства было полным, ему необходимо стать для человека-партнера, условно говоря, «своим».

И здесь самое время вновь вернуться к подкатегориям метатеории полилогия, в частности к подкатегориям подпроцесса ЧЭФ «переломная первобытность», которые доминируют в градации «переломная первобытность» эпохи человека. Напомним, что материально-знаковыми отношениями этой ЧЭФ как раз и является элементарное понятие (предмет) «свой – чужой».

Механизм социально-биологического общения в онтогенезе человека (в психологии), согласно краткому психологическому словарю, – это формирование основных структур психики индивида в течение его детства. Действительно, воспроизводственный процесс ЧЭФ «переломная первобытность» есть воспроизводство человека – базового объекта «человек», что можно выразить следующей формулой-схемой, подобной широко известной формуле-схеме К. Маркса одного товарного цикла (Т-Д-Т*) в развернутом виде:

 

СЧ – Чл(Сп)… П(Рс)… Чл* – СЧ* – … и т.д., М:ПОБЩ (1),

где: Чл – базовый объект-предмет «человек»;

СЧ – эквивалент в промежутках между циклами воспроизводства некое «свой – чужой»;

П – производственный процесс;

М:ПОБЩ – механизм взаимодействия агентов производства – «социально-биологическое общение в онтогенезе человека»;

Рс – некое подобие «рабочей силы» как жизнедеятельной силы непосредственного производителя;

Сп – некое подобие «средств производства» как переносимый «овеществленный» человеческий вклад в воспроизводственный процесс.

 

Очевидно, что в состав «социально-биологического общения онтогенеза» и в базовый объект-предмет «человек» не входят те элементы, которые присущи самой животной составляющей человека и его общения, как пишет А.С. Шушарин, «долюдского бытия». Всё это, не входящее в объем понятия базовый объект-предмет «человек» в вышеприведенной формуле-схеме и в воспроизводственном процессе ЧЭФ «переломная первобытность», грубо говоря, можно отнести к элементам, образующих сущность приматов, – «гоминидов, предлюдей, – как угодно, но еще не людей».

Согласно мнению ряда исследователей, по данным молекулярной биологии и сравнительной морфологии и анатомии, палеонтология указывает на древние сроки существования этого высокоорганизованного семейства прогрессивных приматов: от 8–10 до 7–8 млн лет назад. В то же время палеолит, как первый исторический период каменного века с начала использования каменных орудий гоминидами (род homo), датируется порядка 2,5 млн лет назад. Сама же подлинная (апополитейная) первобытность имела место «десятки тысяч лет назад», причем появление у человека земледелия связывают с 10 тысячелетием до н.э.

Грубо говоря, это процесс (вос)производства из новорожденного зрелого человека с определенным мировоззрением и культурой личного жития. То есть в новорожденном, как в биологическом субста(н)те (биологической субстанции) будущего человека, в воспроизводственном процессе формируется, выражаясь подобно лингвисту В.В. Мартынову, «Действительность-2». В отличие от «Действительности-1», каковой является окружающий нас мир реальных вещей, «Действительность-2», или язык как система языковых знаков-символов, характеризуется таким «свойством языка, которое называют его рефлексивностью, то есть способностью «обсуждать самого себя». Другое свойство языка – «перемещаемость», как пишет д.б.н. Е.Н. Панов, «позволяет творить символы языка и оперировать ими в рамках «Действительности-2», позволяет думать и говорить об отсутствующих в данный момент вещах и событиях… планировать свою деятельность далеко вперед… прогнозировать… анализировать… выбирать наиболее приемлемые решения. <…>

Всё это лишь часть тех гигантских преимуществ, которыми обогатилась психика человека, когда возник язык, а лингвистическое поведение словно бы наслоилось сверху на рациональное, рассудочное поведение наших предков – животных. Но у этой сияющей медали, увы, есть обратная сторона. С возникновением в умах людей «Действительности-2» они в известном смысле превратились в ее рабов… это бросается в глаза при взгляде на так называемые традиционные культуры, где каждый опутан бесчисленным множеством абсурдных с точки зрения человека нового времени предписаний, ограничений и табу» (Панов Е.Н. Бегство от одиночества. Индивидуальное и коллективное в природе и в человеческом обществе. М.: Лазурь, 2001, с. 514. Выделено мною – ХАТ). И там же, на стр. 517, цитирует: «Человек, – пишет американский психолог Дж. Марголис в своей книге «Личность и сознание», – никогда не существовал без языка, в физическом окружении, не затронутом культурными преобразованиями и, следовательно, вне определенного множества культурно развитых норм, которые выражаются правилом, институтами, практикой и традициями».

Разумеется, что сам процесс воспроизводства из новорожденного в человека зрелого условно можно разделить на подпроцессы «личного и общественного» общения, что в реальной жизни и в теории «компенсируется» одновременным и взаимосвязанным протеканием всех воспроизводственных процессов (ЧЭФ) действительной жизни общества и отдельного человека.

Таким образом, общение людей есть базовый, самый «глубокий», витальный и жизнеобразующий механизм социального взаимодействия агентов действительной жизни и общества. Или, как пишет автор метатеории «Полилогия…», это механизм ЧЭФ-слоя как «основополагающей инфраструктуры бытия, как самое живое и глубокое тело самой жизни, над которым «наслоены» все остальные формы. Вот это и есть самый глубокий и толстый «слой» (в образах Ф. Броделя или Д. Андреева)…».

Как видно из этой цитаты о «слоях» и «наслоении» в области социологии и предыдущей цитаты в области биологии Е.Н. Панова, также о «наслоении», образ многослойности связывает воедино как биологическое и социальное в историческом и поколенческом общества и человека. Это наиболее вероятный путь развития социобиологии.

Следующий уровень понимания собирательной формулы «что есть общение» людей отдельно взятого общества связано с социализацией действительного человека, то есть революционного преодоления рассмотренного выше состояния переломной первобытности, которое образно автор полилогии обозначает следующей метафорической данностью: «В этой первобытности человек уже был, а общества не было».

«В то же время в конце мустьерского периода (35–40 тыс. лет назад), – пишет А.С. Шушарин, – человек уже со всей определенностью есть. Поэтому и совсем другая картина. «…Если мысленно, – как пишет Я.Я. Рогинский, – перешагнуть мустьерское время (средний палеолит. – ХАТ) и начало позднего палеолита», – вновь обширные миграции. <…> Вот этот-то неуловимый, бурный период и есть начало образования общества, взрыв, когда недоочеловеченные предки или просто отстающие гибли и уничтожались, но когда уже начали с конца верхнего палеолита сохраняться и синполитейные формы примитивных, но уже обществ или культур, культуры вообще…».

Это был период исторически восходящего эндогенного развития уже общества, период градации «первобытность», в которой доминирует, главенствует, ЧЭФ «первобытная». Градация «первобытность» есть олицетворение второй фазы эпохи эндогенного исторически восходящего развития общества.

В ЧЭФ «первобытная» воспроизводимым базовым объектом-процессом является «общая жизнь» (ОЖ), или, иначе, жизнь людей как общества, то есть образ жизни и культура общества, образ поведения. Теперь механизм взаимодействия агентов производства – это «культурно-духовное общение» (М:ОБЩ), а эквивалентом в промежутках между циклами производства выступает «фамилия, имя» (ФИ). Соответственно, формула-схема этого подпроцесса ЧЭФ-слоя «первобытная» имеет вид:

 

ФИ – ОЖ… П… ОЖ* – ФИ* – …, М:ОБЩ (2).

 

Разумеется, что «фамилия, имя» (ФИ) выступает не просто как наименование объекта, а как свойство и некая вполне определенная, конкретно содержательная и микросоциальная, социально-культурная ценность данного общества. То есть это непрерывный процесс воспроизводства «общей жизни» через социализацию, наращивание некого культурно-духовного слоя в восходящем развитии уже именно общества. Можно сказать, что здесь идет речь об экспансии «образа жизни», где главной ценностью и мотивом поведения для человека является его принадлежность к данному обществу. При этом через механизм общения людей в обществе закладываются и развиваются всё новые и новые конкретные социально-воспроизводственные процессы, технологии и отношения между людьми, как вполне определенное культурное основание и образ жизни отдельно взятого общества в исторически восходящем развитии по сложности.

Что же касается языка, мышления и сознания, то их воспроизводственные процессы в виде ЧЭФ-слоев были, условно говоря, заложены ранее и в силу этого, и в силу самого восходящего развития по сложности лежат еще глубже, чем сам человек, чем ЧЭФ-слой «переломная первобытность» и тем боле чем ЧЭФ-слой «первобытность», а их «градационные» этапы восходящего развития предшествуют градациям «переломная первобытность» и «первобытность» самой первой эпохи человека.

Выше нами кратко и упрощенно были рассмотрены механизмы общения людей как агентов производства отдельно взятого общества и даже, условно говоря, «людей без общества» в рамках эндогенной логики метатеории полилогия. Далее, опираясь на экзогенную логику полилогии, представляется возможным и целесообразным перейти непосредственно к общению, порождаемому потребностями в совместной деятельности, таких массовидных субъектов взаимодействия действительной жизни, как страны и народы, что лишь в малой степени перекликается с известными групповыми отношениями. И хотя все социально-воспроизводственные взаимодействия в нашем мире происходят непосредственно через человека и посредством человека, отношения отдельных лиц и их коллективов существенно разнятся и имеют свои особенные свойства и проявляются в виде соответствующих закономерностей и процессов. В этой связи автор полилогии замечает: «Человек со всеми его неисчерпаемыми качествами был и остается главной производительной силой, но в форме народов он обретает и совершенно другие качества».

 

3.     Метаобщение стран и народов

Характеризуя в глобальности современные международные отношения, А.С. Шушарин пишет крайне резко, что основное содержание прожитого и настоящего человечества «состоит в осознании того, что вся история рода человеческого до сих пор является первой и единственной, насильственной, вооруженной, каменно-ядерной «формацией», од­ним-единственным вооруженным способом «производства и воспроизводства действительной жизни» в масштабах всего человечества...».

Международные отношения, равно как и отношения людей как агентов воспроизводства в эндогенной логике отдельно взятой страны, так же фундаментально многообразны и базово гетерогенны. Эта типологическая гетерогенность человечества основывается на следующих базовых типологических метаобъектах уже экзогенной логики метатеории полилогия: народы и страны, «всеобщая жизнь человечества, т.е. культура или вообще культура», производственный анклав стран(ы)-созидателей, ноосфера как пространство воспроизводства человечества, транс-производственные технологии международной жизнедеятельности, метаинформация, научное общественное метапознание и др.

Каждому из перечисленных типологических метаобъектов действительной жизни мирового сообщества соответствует свой способ его воспроизводства, который представляет так называемую типологически чистую экзогенную форму (ЧЭкзФ), то есть, по сути, некий чистый процесс производства и воспроизводства базового метаобъекта данной типологии. Иными словами, грубо говоря, это как бы весь воспроизводственный процесс действительной жизни человечества как единого общества, который содержит воспроизводство метаобъектов только одной типологии данной чистой экзогенной формы и, соответственно, состоит только из элементов производства и связанной с ними категориальной базы только данной типологии. В целом, в совокупности, все эти ЧЭкзФ образуют единый процесс воспроизводства всей действительной жизни человечества.

При этом, как пишет автор полилогии, «…каждый базовый объект выступает как определенная общественная форма развивающихся ценностей человеческой жизни или общественного богатства».

В этой связи, если использовать очевидное подобие эндогенной логике, то можно сказать, что вместо градаций в рамках межстрановых отношений экзогенной логики следует говорить о формациях, а вместо ЧЭФ следует говорить о чистых экзогенных формах (ЧЭкзФ-слоях). Эти ЧЭкзФ есть способы и типологические подпроцессы глобального воспроизводства человечества, которые с акцентом в названии на базовый метаобъект именуются следующим образом:

- ЧЭкзФ «переломная эгоцентричность стран и народов»;

- ЧЭкзФ «экзокультурность, (международность)»;

- ЧЭкзФ «экзорабство»;

- ЧЭкзФ «экзогенный феодализм» или «глобальная территориализация (натурализация)»;

- ЧЭкзФ «экзоиндустрия», «метатоваризация» или «экзогенная индустриализация»;

- ЧЭкзФ «международная содеятельность» или «трансинтернационализм»;

- ЧЭкзФ «метаинформатизация»;

- ЧЭкзФ «наукафикация» и др.

Метаагентом и метасубъектом производства развития является страна, народ или иное массовидное и сопоставимое с ними. Механизмом взаимодействия соответствующих суперагентов производства подпроцессов ЧЭкзФ-слоев «переломная эгоцентричность стран и народов» и «экзокультурность, (международность)» является: «метаобщение элит» (мотивация – существование, выживание) и «метаобщение масс и их интеллигенции» (мотивация – сосуществование, культурный обмен) эры стран и народов.

 

Метаобщение элит

Согласно основным положениям экзогенной логики базовым метаобъектом ЧЭкзФ «эгоцентричность» является «страна, народ» («культура страны, народа»); отношения собственности по поводу базового объекта «страна, народ (культура)» – ограниченные частные отношения метасобственности; механизм взаимодействия агентов производства – «метаобщение элит»; метабогатство стран и народов – «образ жизни», культура. На основе ЧЭкзФ «переломная эгоцентричность», как доминирующей формы, складывается композиция современной мировой социально-воспроизводственной формации «империализм». Историческим негативом этого способа глобального воспроизводства человечества является «война», которой, как правило до последнего времени, сопровождается разрешение предельных, кризисных состояний в развитии социума.

Развитие отношений собственности по каждой из ЧЭкзФ как мировой тектоники социального развития и восходящей главной последовательности мировых социально-воспроизводственных формаций мирового сообщества представлено в таблице.

ЧЭкзФ «эгоцентричность», которая представлена в таблице самой нижней строкой (№ 1), доминирует в формации «империализм» эры стран и народов. И если материально-знаковыми отношениями «подобной» ЧЭФ «переломная первобытность» в эндогенной логике является элементарное понятие о человеке в форме «свой – чужой», то в экзогенной логике, оперирующей с «массовидными» объектами и субъектами, другой «подобной» ЧЭкзФ «эгоцентричность» (№ 1) является элементарное понятие о народе и стране во внешне схожей форме «свой – чужой», но уже относительно народа и страны.

Механизм социального метаобщения народов и стран посредством элит в онтогенезе народа и страны направлен на формирование основных структур и реализует становление данного народа и его государственности, разумеется, в рамках и атмосфере взаимодействия с другими странами и народами мирового сообщества. Действительно, воспроизводственный процесс ЧЭкзФ «эгоцентричность» есть воспроизводство народа и его страны – базового метаобъекта «страна, народ» («культура страны, народа»), что можно выразить следующей формулой-схемой, подобной выше приведенной формуле (1), но отражающей уже массовидность объектов и субъектов, массовидность отношений и производственного процесса, несущих в совокупности и новое качество процесса воспроизводства, и сохраняющего в то же время исходную базу, связанную с полилогическим пониманием эндогенного базового объекта-предмета «человек».

В этой связи, в целях наглядной демонстрации преемственности, используем ту же формулу-схему (1), но при этом введем знак, вербальный оператор массовидности # (решетка), который как бы качественно меняет сущность объектов, отношений и явлений, представленных обозначениями, следующими за ним непосредственно или в скобках. Этот вербальный оператор в данной семантике определяется, например, следующими формулами: #«человек» = «народ (страна)»; #«свой-чужой человек» = «свой-чужой народ (страна)»; #«механизм взаимодействия агентов (людей) или социально-биологическое общение в онтогенезе человека» = «механизм взаимодействия метаагентов (народов, стран) как метаобщение элит» и т.д.

Соответствующая формула-схема одного воспроизводственного цикла ЧЭкзФ «эгоцентричность», подобная широко известной формуле-схеме К. Маркса для одного товарного цикла (Т-Д-Т*), в развернутом виде имеет вид:

 

- #(СЧ – Чл(Сп) …П(Рс)… Чл* - СЧ*) - … и т.д., М:#ПОБЩ (3),

где: #Чл – базовый метаобъект «народ, страна»;

#СЧ – метаэквивалент в промежутках между циклами воспроизводства некое массовидное «свой – чужой»;

– производственный метапроцесс;

М:#ПОБЩ – механизм метавзаимодействия метаагентов производства – «метаобщение элит»;

#Рс – некое массовидное подобие «рабочей силы» (трудовые ресурсы) как жизнедеятельной силы народа (страны);

#Сп – некое подобие «метасредств производства» как переносимый «овеществленный» народный вклад в воспроизводственный процесс.

 

Переломная эгоцентричность стран и народов – это есть самое глубокое внутреннее, неделимое производственное отношение всей нынешней первой вооруженной «формации» мироустройства, его современных мирооснов. «Этот «способ производств», говоря словами В.И. Мильдона, – пишет А.С. Шушарин, – отмечен еще «печатью природности» (в виде национальных, государственных, религиозных идеологий), т.е. еще докультурен, досоциален, дочеловечен.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одновременно эти отжившие экзогенные производственные отношения всего досоциального, животного мироустройства («базиса», но еще лишенного социальной надстройки), лежащая в его основе некоторая господствующая необщественная собственность (…гигантских толп), мучительно, стихийно, иррационально преодолевается как самый первый в человеческой истории зреющий шаг экстенсивного обобществления производства в его всемирных самых глубоких экзогенных основаниях. Собственность понимается генерализировано как асимметричное доминирующее отношение по поводу некоторого объекта, образующего заходящий в свой фетишизированный предел смысл для людей».

Выше было отмечено, что этим типологическим базовым метаобъектом, в отношении которого возникают отношения метасобственности, является «страна, народ» как основа образования в будущем единого человечества. Современные страны и народы крайне эгоцентричны во внешних отношениях и склонны к постоянному стремлению «встать в центре вселенной», проявляя предельный эгоизм и индивидуализм в отстаивании собственных интересов. То есть через «себя любимого», как доминирующее отношение к своей стране и своему народу, к своей культуре и образу жизни, «образующих заходящий в свой фетишизированный предел смысл для людей», современные государства и этносы рассматривают весь окружающий их мир стран и народов, культуру стран и народов этого мира как объект узурпации, по возможности включая его в пространство своих интересов и подчиненности в статусе объекта своей, частной, метасобственности.

Эксперты до сих пор спорят о причинах массовых миграций и переселении народов, при этом говорят о "глобальном изменении климата", об истощении земель, о войнах и набегах, об увеличении населения и т.п. Так, экспансия жизненного пространства гуннов, готов, вандалов и других племен, начавшаяся в середине IV века н.э., растянулись на несколько веков. И как отмечают историки, обострение культурных, языковых и религиозных конфликтов между германскими племенами и оседлым населением Европы в конечном счете привело к краху Рима и уничтожению империи.

Сегодня в Европу продолжают прибывать всё новые и новые мигранты и беженцы из стран Африки, Азии и Ближнего Востока. Это массовое переселение людей в эпоху глобализации по своим последствиям вполне сопоставимо с великим переселением народов. Поэтому не случайно некоторые так прямо и пишут: «великое переселение народов 2.0».

Однако согласно экзогенной логики полилогии доминирующим механизмом общения стран и народов на современном этапе исторического развития человечества, как уже отмечалось, является «общение элит». Это общение имеет, как правило, форму дипломатических отношений, культурных обменов, профессионального общения, взаимодеятельности различных общественных организаций и частных контактов. При этом массовая миграция, подобная нынешней, не представляется нормой такого общения. Упомянутый факт современного миграционного нашествия на территории ведущих стран Евросоюза, можно сказать, используя выше цитированное, отмечен «печатью природности», стихийности (возможно управляемой, но это дело отдельного анализа) и сопровождается столкновением прежде всего «национальных, государственных, религиозных идеологий».

Этот почти бифуркационный всплеск в столкновении культур и территориального обустройства близок к упомянутому негативу «война», но в иных, пока еще мирных формах. Это состояние бифуркации и поистине революционных преобразований порождено и мотивировано известным неоклассическим противоречием между уровнем благосостояния различных стран и народов и социальной самоопределенностью и самосознанием соответствующих однотипных групп населения. В немалой степени этому способствовал современный уровень развития средств коммуникации и информационной осведомленности масс о социальной защищенности и материальной обеспеченности по обе стороны их резко различающегося благосостояния. Подобная ситуация в сущности, но в несколько иной форме и ином алгоритме протекания имела место в период «перестройки» и распада СССР.

В результате миграции с надеждой на лучшую жизнь происходит спонтанное столкновение пришлых народов с коренным населением. Это, по сути, физическое сближение народов так или иначе ведет к возникновению общения в той или иной форме, как на уровне межличностного общения в диапазоне от публично-бытового, вплоть до «тет-а-тет», так и на уровне стихийно-группового, вплоть до формирования диаспор и последующих сепараций и даже «поглощения» коренных народов или их изоляции в резервациях.

 В этом столкновении на межличностном уровне общения, в рамках эндогенной логики общения, возникает многоликое состояние от оценки имеющего место факта «нетрадиционного» общения. Это шок от вторжения и радость обретения нового дома, облегчение после долгого пути и скрытая или открытая ненависть к чужеземцам и их культуре (обычаям, непонятному языку и морали, поведению, самому характеру общения), обострение конфликтов и гамма нежданных эмоций, а также долгосрочных политических и социально-экономических последствий и изменений, о которых ранее было лишь кратко упомянуто.

Это ошеломляющее вторжение порождает кризис в доселе вяло текущих отношениях коренных народов и ранее естественной диаспоры иммигрирующих народов, а также порождает и не меньший кризис в официальных международных отношениях между странами этих народов, но уже в рамках экзогенной логики общения. При этом эти отношения осложняются и усиливаются самим многофакторным причинно-следственным срезом внешних и внутренних причин «переселения народов» из разных уголков Африки и Евразии. Весьма зыбка и порою неуловима грань между беженцами и мигрантами, свободными людьми человечества.

Данный миграционный кризис начался давно. Поток мигрантов, когда-то измерявшийся десятками тысяч в 2012 году, за эти годы вырос в десятки раз. Запоздалая реакция национальных властей и Евросоюза говорит не просто об их не склонности к анализу глобальных миграционных тенденций, а прежде всего о неготовности к межнациональному, международному общению стран и непосредственно самих народов. Следует прямо подчеркнуть, что не только власть, но во многом и сам мировой научный клир, состоящий на служении этой власти, не понимает, а скорее даже и не хочет понимать (да и власть не склонна это публично допускать), что современный глобальный социум требует и современного понимания законов его развития, что современное международное общение стран и народов чревато не просто мировым кризисом, который многим видится лишь как экономический или, еще уже, как финансовый кризис. Автор метатеории полилогия А.С. Шушарин, обращаясь к представленному выше ЧЭкзФ-слою доминирования базового метаобъекта «своего образа жизни» (ЧЭкзФ «переломная эгоцентричность»), так характеризует исторический путь развития человечества:

«…вся история человечества. Вплоть до нынешнего «просвещенного» состояния, и предстает уже как сверхасимметрия варварской, зоологической эгокультурности; одной насильственной, вооруженной, каменно-ядерной «формации» всего человечества, заходящей в предел всё более глубокого кризиса и всё более ускоренно ведущей к гибели. Или «невероятному» (негэнтропийному) революционному спасению».

Именно это «невероятное революционное спасение» и даст жизнь и будущее доминированию рассматриваемой ниже ЧЭкзФ «экзокультурность» как основы формации «глобализм». Как видно из таблицы, мировая социально-воспроизводственная формация «глобализм», «еще никогда ранее не бывшая», является второй фазой восходящего глобально-исторического развития человечества как единого социума (общества) эры стран и народов.

Данное великое переселение народов есть результат непонимания мировым сообществом и его институтами самой сути исторического восходящего развития человечества и отдельно взятого общества, в частности. Именно это непонимание и даже, можно сказать, нежелание действовать и развиваться в ключе восходящего тренда всего мирового социума, в итоге привело и продолжает приводить к инициированию лежащей на поверхности мотивации к миграции в Европу всё новых и новых отрядов мигрантов и беженцев из стран Африки, Азии и Ближнего Востока.

 Основной мотив миграции в прошедшей истории – это бегство от войн и набегов, от избыточного увеличения населения и религиозного противостояния, от "изменения климата" и истощения земель. В результате миграции народы надеются не просто на изменение условий жизни в лучшую сторону, они надеются на безопасное для жизни и социально обеспеченное существование. Современная миграция сохраняет и во многом повторяет прежнюю мотивацию, но при этом качественно иная.

Реально ужасающее различие уровней жизни и условий существования, самой социальной защищенности независимо от воли и сознания толкает народы беднейших и социально необустроенных стран к миграции и бегству. При этом растущая бешеными темпами информатизация нашей жизни и всего мирового сообщества, Интернет, доступность радио и телевидения во всей полноте и в реальном масштабе времени позволяют гражданам мира дистанционно оценивать условия и уровни жизни в планетарном масштабе, знать и видеть, где лучше, а где хуже, сравнивать и принимать решения о миграции, заранее оценивая трудности и шансы на успех в предстоящем переселении.

Кроме того, важно правильное понимание не только современной коллизии, но и исторических перспектив развития этого многоликого переселения народов, происходящего преимущественно не в опережающем его диалоге, а спонтанно действием, ставящим другие, «принимающие» их народы и страны, перед фактом экспансии.

Как же видится (разумеется, в рамках метатеории «Полилогия…» и ее экзогенной логики) дальнейшее восходящее развитие всего человеческого социума как целостного мирового общества, как видится развитие и самого «общения» стран и народов в этом грядущем «революционном спасении»?

В ранее представленной таблице эра стран и народов, начало исчисления которой положила современная мировая социально-воспроизводственная формация «империализм», в которой базовой доминирующей ЧЭкзФ является ЧЭкзФ «переломная эгоцентричность стран и народов» (кратко очерчена выше), завершается второй фазой – будущей мировой социально-воспроизводственной формацией «глобализм».

 

Метаобщение масс и их интеллигенции

Современным примером локального создания условий и реализации механизма метаобщения масс и их интеллигенции так или иначе является тот же Европейский союз (ЕС). Ранее таким примером, но с еще большей интеграцией народов был Советский союз (СССР). То есть, грубо говоря, можно утверждать о наличии исторической тенденции движения мирового сообщества в сторону формации «глобализм», правда пока в локальном исполнении. Однако подобное проявление тенденции объединения разрозненных обществ в единое человечество через локальные попытки ограниченного и территориально близкого круга стран и народов вполне закономерны и соответствуют в целом основным положениям метатеории полилогия, например концентрированно изложенным в книге «От разрозненных обществ к единому человечеству…» (А.Т. Харчевников). Базовая мотивация – это мирное сосуществование и со-бытие культур, «совместное» хозяйствование.

В будущей формации «глобализм» экзогенной логики полилогии доминирует ЧЭкзФ «экзокультурность», в то время как базовый метаобъект «страны и народы», доминирующий в течение всей известной истории человечества и в настоящее время, ЧЭкзФ «эгоцентричность», обобществлен и составляет непреходящее богатство всего человечества как совместный «образ жизни», совместная «культура» жития.

Механизм взаимодействия метаагентов в данном слое воспроизводства экзокультурности – метаобщение масс (и их интеллигенции), при котором основной ценностью и богатством является уже не просто эндогенное «телесно-духовное здоровье», а «материально-духовное «здоровье» страны и народа – «мирное сосуществование и со-бытие культур». Такое понимание близко к устойчивому положению каждой страны на мировой арене и внутреннему восходящему тренду ее общественного развития. Это выражается в таких общеупотребительных метафорах, даже сегодня, как «здоровый климат отношений», «здоровая культура», «развивающееся общество», «крепкая страна» и пр. Базовое взаимодействие (симметрия) – дипломатически силовое, а базовый объект отношений метасобственности – «общая жизнь» как совместная, «единая» жизнь всех стран и народов мирового сообщества.

Действительно, воспроизводственный процесс ЧЭкзФ «экзокультурность» есть воспроизводство мирового сообщества в целом как единого и уже единственного общества, то есть воспроизводство базового объекта отношений метасобственности – «общая жизнь человечества» как совместная, «единая» жизнь всех народов мирового сообщества. Эта общая жизнь человечества как единого общества есть в полилогии метакатегория «вообще культура (всеобщая жизнь)». Соответствующий процесс ее воспроизводства, как подпроцесс ЧЭкзФ «экзокультурность» можно выразить также формулой-схемой, подобной вышеприведенной формуле (2), но отражающей уже массовидность объектов и субъектов, массовидность отношений и производственного процесса, несущих в совокупности и новое качество процесса воспроизводства, и сохраняющего в то же время исходную базу, связанную с полилогическим пониманием эндогенного градационного базового объекта-процесса «общая жизнь».

В этой связи, так же как и выше, в целях наглядной демонстрации преемственности, используем ту же формулу-схему (2), но при этом вновь используем знак, вербальный оператор массовидности # (решетка), который как бы качественно меняет сущность объектов, отношений и явлений, представленных обозначениями, следующими за ним непосредственно или в скобках. Этот вербальный оператор в данной семантике определяется, например, следующими формулами: #«общая жизнь» = «всеобщая жизнь или вообще культура»; #«механизм взаимодействия агентов (людей) как культурно-духовное общение» = «механизм взаимодействия метаагентов (народов) как метаобщение масс, их интеллигенции» и т.д.

Соответствующая формула-схема одного воспроизводственного цикла ЧЭкзФ «экзокультурность», подобная широко известной формуле-схеме К. Маркса для одного товарного цикла (Т-Д-Т*), в развернутом виде имеет вид:

 

 #(ФИ – ОЖ… П… ОЖ* – ФИ*) –…, М: #ОБЩ (4),

 

где: #ОЖ – базовый метаобъект «всеобщая жизнь или вообще культура»;

#ФИ – метаэквивалент в промежутках между циклами воспроизводства как некое массовидное;

– производственный метапроцесс;

М:#ОБЩ – механизм метавзаимодействия метаагентов производства – «метаобщение масс, их интеллигенции».

Сам переход стран и народов к «мирному сосуществованию и со-бытию культур» диктует естественное желание мирового сообщества преодолеть тот хаос и угрозы, которое раз за разом порождаются всё новыми и новыми сотрясениями мирового устройства в ходе исторически «регулярно» набегающих волн цунами великих и незабываемых переселений народов. Эта естественная мотивация как бы оставляет это исторически восходящее, прогрессивное развитие социума как бы за спинами его участников, а поэтому находится всё время в условиях одновременно всё более углубляющегося кризиса в международных отношениях и всё более ускоряющегося движения социума к гибели. «Или, – как пишет автор полилогии, – «невероятному» (негэнтропийному) революционному спасению».

И эту опасность не следует недооценивать. Так, правда еще прикрываясь словами о «временных мерах» «на ограниченный период до полугода», Евросоюз, по сути, начал отказываться от шенгенской зоны и возвращать контроль над госграницами. А что это, как не разрушение достигнутого Евросоюзом положительного примера восходящего шага к будущему прогрессивному единению человечества без границ на пути к обретению странами и народами такого богатства, как единое «мирное сосуществование и со-бытие культур». Это не только ограничение «метаобщения масс и народов», но одновременно и попытка избежать такого негатива этого метаобщения, как буквально физически-силовое и вооруженное продление этого диалога «взаимодеятельности действием» (антиинтеракция).

Этот, скажем так, мигрирующий народ просто не готов к метаобщению народов, ибо его собственный исторически социальный уровень восходящего развития в рамках экзогенной логики находится в глубинах формации «империализм», тогда как Евросоюз находится в самом начале пути и пока как реальный, можно сказать, «полномасштабный» пример формирования градации «глобализм». Этому народу гораздо естественнее и проще замкнуться в рамках культурно изолированной диаспоры, вплоть до территориальных национальных анклавов, что, собственно, и наблюдается сегодня. Это усугубляется тем, что мигрирующая «диаспора» не имеет своих государственных институтов и «коллективной цели», основанной на сознании этого «коллектива». Поэтому социальное движение мигрирующих народов «рождается за спинами его участников», стихийно и неуправляемо.

Таким образом, условия для диалога народов и «возни их культур» (термин из полилогии), равноправного и взаимного уважительного общения отсутствуют. В итоге Евросоюз выходит (выбивается) из равновесного состояния последовательного восходящего исторического развития. Возникающее состояние неустойчивого динамического пока еще равновесия, именуемого в полилогии бифуркацией, чревато возникновением совершенно непрогнозируемой траектории дальнейшего исторического движения, вплоть до распада Евросоюза и фактической оккупации Европы наиболее активными представителями народов стран Африки, Азии и Ближнего Востока. При этом толчком такого развития, в силу бифуркации, могут послужить малые и незначительные для общества, в условиях равновесного состояния, события.

 Здесь уместно заметить, что это пока гражданско-силовое столкновение, можно сказать, «наскок» или «набег» мигрантов на коренных жителей Европы в его исходной территориальной траектории опирается на такую крайне негативную форму общения, как «война», – «военный джихад» террористической группировки «Исламское государство». Понятие военного джихада (вооруженной борьбы за распространение ислама) стало основным значением слова для немусульман и получило название «священная война». Как показывает исторический опыт, во времена возникновения подобных агрессивных форм метаобщений народов многие из них просто исчезли с карт Европы и мира.

И хотя каждый текущий миграционный процесс по-своему уникален, но ему также имманентно присущи черты, свойственные всем масштабным переселениям прошлого. В обостренном до крайности этом метаобщении народных масс, которые к нему буквально оказываются неподготовленными, неготовыми, неизбежно возникает ненависть, порою затаенная, к чужеземцам и их обычаям и буквально физически-силовое обострение конфликтов. Это столкновение культур и образов жизни невозможно разрешить оперативно и в «считанные годы», это конфликт поколений, который, как правило, заканчивается, даже избежав крайне негативных форм, в пользу более сильных и многочисленных пришельцев великих переселений. Долгосрочные радикальные политические и социально-экономические последствия и изменения здесь неизбежны. И многие уже задаются вопросами: «А вот что будет с самим будущим обликом Европы? Станет ли будущее лицо среднего европейца чуть более сирийско-иракским? Или же сильнее проступят малийско-сомалийские черты?» (http://www.vestifinance.ru/articles/62293 – Великое переселение народов 2.0).

Однако вернемся к теоретической стороне механизма метаобщения и процессу, в условиях которого он доминирует.

Как и в эндогенной логике, здесь, в экзогенной логике, развитие отношений метасобственности по поводу базового метаобъекта «всеобщая жизнь человечества, то есть культуры или вообще культуры» (метакультуры) в ЧЭкзФ-слое «экзокультурность» идет по сложности в направлении обобществления. На первом этапе постепенно всё «ничейное», но уже обретающее ценность для отдельных акторов (стран, народов) общества, а затем и для всех «членов» мирового сообщества, обретает статус объекта метасобственности, метабогатства, то есть каждый народ (страна) считает, что его культура и образ жизни самые перспективные и должны распространиться на все страны и народы. При этом ничего «ничейного», не охваченного экспансией той или иной культурой и соответствующим образом жизни, не остается, «всё схвачено и поделено» между странами и народами. Дальнейшее развитие сопровождается экспансией некоторых культур, сокращением числа собственников и их «укрупнением», в результате чего эта «метаприватизация» заходит в предел ограниченной иерархически-групповой собственности стран и народов на особую культуру и (свой) образ жизни.

Как только это произойдет, разумеется по историческим меркам восходящего развития по сложности, как только все базовые объекты отношений метасобственности этой типологии окажутся в ограниченной групповой метасобственности, так тут же всё множество объектов-процессов метасобственности данного типологического ЧЭкзФ-слоя «экзокультурность», то есть «вообще культур» и «образа жизни», начинает интенсивно обобществляться. В ходе обобществления мировое сообщество обретает более высокий уровень развития, поэтому в последующем возможны лишь два предельных варианта: либо «крах», либо восходящее развитие! «Разбегаться» теперь уже некуда, – пишет А.С. Шушарин. – …Ну а то, что стало «тесно», так оно и значит, что дело идет к некоторому обобществлению или к гибели».

При этом «…именно метаобщение как форма содеятельности вообще в международной жизни и является основой и всех других, более высоких связей… основой современной (глобальной) интеркультуризации. Разумеется, когда углубляются и расширяются более высокие и демографические (международный трудообмен, миграции, образование), и территориальные (натуральные, природопользовательские, транспортно-энергетические, приграничные), и экономические (обменные, торговые, товарно-денежные, финансовые), и технологические (плановые), и научные… то при этом развивается и общение».

В то же время, как утверждает автор полилогии, «общечеловеческого еще не существует (глобально). Люди (как огромные совокупности) пока выступают как толпы – марионетки эгокультурности. А вот с обобществлением культур человек и станет выше любой общности, народа, этноса, но не в нелепой абсолютизации сверхсущества или в бреде абстрактной «свободы», а в скромном смысле преодоления или освобождения человека от стихии дочеловеческой (эгокультурной) формы метавзаимодействий культур. Интеркультурация – это и есть революционное «очищение» от эгокультурности как ставшего глобальным «закона падшести» гонки культур».

Вот тогда и закончится эра «великих переселений» и «государственных границ».

 

Александр Тимофеевич ХАРЧЕВНИКОВ,

кандидат технических наук

 

ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ, Калужская обл.